Десмонд Моррис сравнивает

Десмонд Моррис сравнивает Homo sapiens с 4237 другими видами млекопитающих, преобладающая часть которых покрыта шерстью полностью или частично. Не покрытыми шерстью оказались только те виды, которые жили под землей (и, следовательно, не нуждались в шерсти для сохранения тепла), животные, жившие в воде (для которых была важна обтекаемость тела), и виды панцирных, например броненосец (для которых шерсть явно была бы излишеством). Моррис комментирует это так:

«Голая обезьяна [человек] стоит особняком, отличаясь от тысяч волосатых, косматых или покрытых шерстью сухопутных видов млекопитающих своей голой кожей… Если волосы у нее исчезли, то, очевидно, на то должны были быть достаточно веские причины».

Дарвинизму еще предстоит найти удовлетворительный ответ на вопрос о том, как и почему человек утратил свой волосяной покров. На этот счет предлагалось немало самых замысловатых теорий, но до сих пор никто не предложил действительно приемлемого объяснения. Единственное заключение, которое, по-видимому, — можно из этого сделать, основываясь на принципе постепенных изменений, это то, что человек в ходе своего развития провел длительное время либо в воде, либо в теплом климате.

Другое уникальное свойство человека, которое может послужить ответом на вопрос о причинах утраты волосяного покрова на теле, это его сексуальность. И эту тему детально и со смаком развивал Десмонд Моррис, который осветил такие исключительные черты сексуального поведения человека, как продолжительные ласки перед актом, длительный период совокупления и оргазм. Одна из аномалий состоит в том, что женская особь человека всегда готова к совокуплению, но способна к зачатию только несколько дней каждый месяц. Как отметил Джерд Даймонд, это загадка эволюции, которую невозможно объяснить естественным отбором:

«Самые горячие споры вокруг эволюции воспроизводства человека состоят в том, почему мы, вопреки всему, в конечном счете пришли к скрытой овуляции, и какая нам польза от наших несвоевременных совокуплений».