ГОЛОВОЛОМКА ДЛЯ ДАРВИНА

ГОЛОВОЛОМКА ДЛЯ ДАРВИНА

Я уже говорил, что больший объем мозга не объясняет разумность приматов. Однако объем дает несомненные преимущества, когда он сочетается с высоким уровнем оперативной эффективности. Homo sapiens сочетает в себе все самое лучшее: и сравнительно большой объем мозга, и чрезвычайно эффективную конструкцию. За последние десять лет ученые стали применять новые методы (например, позитронную томографию), что дало возможность узнать о строении человеческого мозга больше чем когда бы то ни было, понять, насколько сложно устроены миллиарды клеток головного мозга. Помимо сложного физического строения мозг обладает безграничными возможностями в разных сферах — в области математического мышления и художественного восприятия, абстрактного мышления и концептуализма, и, сверх того, в области морального сознания и самопознания. В деятельности головного мозга многое еще остается тайной. Но открыто уже достаточно, чтобы «Нэшнл джиографик» могла смело заявить, что человеческий мозг — это «самый сложный орган в познанном мире».

Сторонники эволюционной теории рассматривают человеческий мозг всего лишь как набор алгоритмов. Но и они вынуждены признать, что мозг настолько сложен, что не представляется возможным воспроизвести эволюционный процесс, в ходе которого он был создан. Именно поэтому в области формулирования теорий эволюции мозга ведущую роль играют философы.

Для теологов открытие, что человеческий мозг настолько сложный и совершенный орган, также было знаменательным. Однако, если оставить в стороне иррациональные аргументы в пользу его божественного происхождения, как могли бы мы опровергнуть теорию постепенной эволюции? Ведь мы не можем подвергнуть всех этих ранних приматов тесту на уровень интеллекта! И мы не можем составить суждение об их разумности, основываясь только на их поведении, поскольку вполне можно обладать развитым интеллектом, и в то же время не иметь материальной культуры, которую мы в настоящее время сочли бы высокой цивилизацией. К счастью, мы можем в известной мере опираться на умозрительную логику, следуя примеру уважаемого Ричарда Докинса.