Имея это в виду

Имея это в виду, мы можем найти письменные свидетельства того, что боги на длительном отрезке времени все же тоже старились. Так, например, Нинхурсаг, богиня, приблизительно 180 тысяч лет назад (согласно моей хронологии), принимавшая участие в создании человека, в дальнейшем стала известна под прозвищем Корова. Это не слишком лестное прозвище явно содержало намек на признаки старости. Про ханаанского бога Эль в надписях говорится, что у него была седая борода. Богиня Ашера говорит Элю: «Ты велик и мудр; ты черпаешь мудрость из своей седины… мудрость и вечная жизнь — твой удел». Но действительно ли боги жили очень долго?

В наш скептический XX век ученые смогли бы уверенно ответить на этот вопрос только в том случае, если бы открыли эликсир долголетия или сумели разыскать одного из бессмертных и отправить его в лабораторию на генетические исследования. Первый вариант, может быть, и возможен, но это ничего не доказало бы. Второй — вообще исключается. Дело в том, что невозможно представить научные свидетельства долгожительства богов в таких формах, которые можно было бы объективно проверить. С другой стороны, у нас есть основания думать, что это обстоятельство оказывало сильнейшее влияние на культурные установки людей, живших рядом с богами. Это и есть, в сущности, единственная поддающаяся проверке теория, и именно это мы видим в действительности.

С самых первых шагов цивилизации, еще 6 тысяч лет назад, люди были одержимы тайной бессмертия и искали по всему свету «Страну вечной жизни» или «Источник вечной молодости». Примерами тому были похождения шумерских царей Гильгамеша и Амар-Сина в III тысячелетии до РХ, походы Александра Великого в IV веке до РХ и, в более поздние времена, морские экспедиции Колумба.

Как это ни странно, все эти люди — крупные исторические фигуры — весьма серьезно относились к проблеме бессмертия. Современные скептики пытаются объяснить причины такой одержимости социальной реакцией на повседневную борьбу и трагедии человеческого существования. Но факты свидетельствуют о том, что в действительности такая острота проблемы бессмертия, это не абстрактное явление, а сознательно выбранная цель.