Однако в 1979 году Морис Шатлен,

Однако в 1979 году Морис Шатлен, работавший раньше научным сотрудником НАСА, предложил свое решение этой загадки. Шатлен выдвинул предположение, что древние мореходы брали с собой заранее рассчитанные таблицы разницы между заходом солнца и восходом луны на каждый день года. Они определяли свое положение в открытом море, сопоставляя разность между временем захода солнца и восходом луны с соответствующими данными, полученными в своем порту. Время измерялось при помощи целой батареи песочных часов. Так, по мнению Шатлена, «древние мореходы могли без труда исчислять свою долготу, считая каждые 2 минуты разницы между заходом солнца и восходом луны за 15 градусов долготы движения со времени отплытия».В Национальном археологическом музее Афин имеется прибор, который вполне мог применяться для навигационного счисления по методу, описанному Шатленом. Этот странный предмет был обнаружен в октябре 1900 года у побережья маленького острова Антикифера, расположенного к западу от острова Крит в восточной части Средиземного моря. Греческие ныряльщики за губками на глубине 180 футов (60 м) наткнулись на останки потерпевшего крушение древнего корабля, затонувшего со всем своим грузом. Среди груза была обнаружена большая коллекция предметов искусства, в том числе вазы, мраморные и бронзовые статуэтки. Все это было поднято со дна моря и отправлено в музей в Афинах. В 1902 году молодому археологу, научному сотруднику музея Валерио Стаису, было поручено разобрать разные сломанные предметы из этой коллекции. Вот тогда-то он и обнаружил какой-то небольшой бронзовый предмет, покрытый известковой коркой. Когда он высох, корка распалась надвое, и внутри оказалось нечто похожее на механизм больших часов — с шестеренками, передачами, циферблатами и надписями на древнегреческом языке. Изучая прибор, молодой археолог установил, что в нем было четыре главных узла и несколько мелких деталей. Он почистил их и собрал. Хотя некоторые детали прибора отсутствовали — скорее всего остались на дне моря, Стаис понял, что это сложный и умный механизм, в котором имелось около 40 сопрягающихся друг с другом зубчатых шестерен разных размеров, девять регулирующихся шкал и три оси в плате. О точности прибора можно было судить по тому, что в центральном колесе было 240 зубьев высотой в 1,3 мм.