По мнению Роджера Пенроуза

По мнению Роджера Пенроуза, мозг вообще представляет собой загадку эволюции. Ортодоксальный дарвинизм приписывает все функций мозга набору различных алгоритмов — механической поэтапной процедуре, подобной той, которую выполняет искусственный компьютерный разум. Но Пенроуз полагает, что мозг функционирует гораздо более сложным образом.

«Я твердый приверженец силы естественного отбора. Но я не представляю себе, каким образом в результате естественного отбора сами по себе могут вырабатываться алгоритмы, которые, в свою очередь, могут выносить сознательные суждения о значимости других имеющихся у нас алгоритмов».

Это может показаться невероятным, но в конце концов Роджер Пенроуз отказался от идеи естественного отбора и, по-видимому, стал искать радикально новый подход к этой загадке в области квантовой физики!

Конечно, в дарвинизме не все гладко. Но значит ли это, что дарвинизм мертв? Отнюдь нет, поскольку в области общей эволюции он может сказать немало. Но как только его начинают применять к развитию человека, здесь начинаются споры. Почему такие знаменитые ученые как Гоулд, которого называли «американским лауреатом эволюционной теории», испытывают смущение, когда речь заходит об эволюции человеческого рода?

Великая сила теории Дарвина, по мнению ее приверженцев, таких как Докинс, в том, что на достаточно длительном отрезке времени естественный отбор может объяснить все. Значит ли это, что проблема состоит в недостатке времени?

Стефен Джей Гоулд говорит о «вопиющей неправдоподобности человеческой эволюции». Если мы принимаем за отправное звено обезьяну, то для того, чтобы она превратилась в человека, необходим длинный ряд крупных эволюционных скачков (более подробно этот механизм рассмотрен в следующей главе). Генетики признают, что таким механизмом может быть мутация, но они также считают, что преобладающее большинство мутаций работает в сторону ухудшения. Они считают, что механизмы мутации требуют длительного времени, так как мутации, ведущие к значительным изменениям, особенно опасны для существования вида, и в результате его сохранение маловероятно. Генетики говорят, что для того, чтобы положительная мутация закрепилась в данном виде, необходимы определенные условия, в частности малая популяция должна находиться в изоляции. Не эти ли маловероятные условия, так же как слишком короткий срок в 6 миллионов лет, отпущенный на эволюцию от обезьяны до человека, доставляют нашим ведущим ученым столько неудобств? Как говорится в старой поговорке — нельзя налить ведро воды в литровую банку!