ПОТОК ЧИСТЫХ ГЕНОВ

ПОТОК ЧИСТЫХ ГЕНОВ

Из моей хронологии видно, что гены создателя Адама и Евы в дальнейшем прошли неразбавленными через пять поколений патриархов, живших до Потопа, от Адама, до отца Ноя Ламеха. В таблице D мы видим, что семеро из девяти этих патриархов жили в среднем по 93 тысячи лет. Каким образом сохранялась такая долгая жизнь?

Поскольку жизнь людей пошла от Адама и Евы, то у первых людей не было иного выбора, кроме как вступать в брак со своими ближайшими родичами. Вначале гены долголетия, видимо, оставались незатронутыми. Однако эти гены неизбежно подвергались постепенной эрозии в результате воздействия свободных радикалов (небольших количеств избыточного кислорода внутри клеток). Процесс порчи вел к накоплению ошибок в генетическом копировании в половых клетках (в особенности у мужчин, чья сперма постоянно воспроизводится). Генетический риск был особенно велик в отношении детей, зачатых отцами в преклонном возрасте. Колоссальная оргия воспроизводства, последовавшая за познанием секса Адамом и Евой, видимо, вела к постепенной генетической мутации, которая поразила всю популяцию и вызвала сокращение продолжительности жизни.

С другой стороны, имеются свидетельства того, что родословная линия патриархов от Адама до Ламеха была линией священнослужителей, и они тщательно охраняли свои гены от прочих людей: хотя в Библии содержится немного информации о брачных обычаях патриархов, мы можем предположить, судя по примеру Авраама и Сары, что традиция брать в жены своих двоюродных сестер сохранялась. Иные источники, помимо Библии, подтверждают это предположение. Так, например, в Книге Юбилеев говорится:

«На одиннадцатый юбилей Иаред взял себе жену; имя ее было Барака (Сверкающая молния), Она была дочерью брата его отца… и она понесла от него сына, и он назвал его Енох» (курсив мой. — А. Э.).

Помимо обычая заключать браки с близкими родственниками, от Адама до Ламеха, все ранние патриархи, как видно из моей хронологии, были рождены от сравнительно молодых отцов (в отличие от нынешних обычаев). Это было главным условием минимизации мутационного эффекта, возникающего в половых клетках.