ПРЕДУБЕЖДЕННОСТЬ МОНОТЕИСТИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ

ПРЕДУБЕЖДЕННОСТЬ МОНОТЕИСТИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ

Почему нам так трудно принять концепцию многобожия? Суть дела состоит в формах нашего восприятия и в нашей терминологии — наследии двух тысяч лет монотеизма. Движение к верованию в единого Бога не только исказило изначальный смысл Ветхого Завета, но, что еще более важно, оно затуманило наше мышление.

То же относится и к исламу — еще более жесткой религии. У Бога мусульман есть собственное имя — Аллах; это не просто абстрактное понятие Бога, как в религии западного мира. Священная книга мусульман Коран является будто бы Словом Божиим, которое архангел Гавриил поведал пророку Мухаммеду. Однако начало истории ислама было далеко не спокойным. К нашему удивлению выяснилось, что не только на Западе религиозному монотеизму пришлось вести жестокую битву за господство.

Карен Армстронг пишет об этом:

«В первые три года своей миссии Мухаммед никак не подчеркивал монотеистическую сущность своего учения, и люди, вероятно, полагали, что могут по-прежнему, наряду с Высшим Богом-Аллахом, поклоняться традиционным божествам Аравийского полуострова, как это было всегда. Но когда Мухаммед осудил эти древние верования как идолопоклонство, он сразу же потерял большую часть своих последователей, и ислам превратился в презираемую и гонимую религию меньшинства».

Все мы, жители западных стран, с детских лет ориентированы на веру в единого Бога. Представление о едином Всемогущем Боге заложено в нас уроками Библии в школе, а у многих также — воскресными службами и молитвами дома и в церкви. Разум ребенка — пытливый и жаждущий знаний и радостей — чрезвычайно впечатлителен. Социологи полагают, что большую часть культурных навыков и представлений о моральных ценностях человек приобретает в возрасте до 10 лет. А в этом возрасте детей не поощряют подвергать сомнению то, что им говорят взрослые.

Лет с 15 мы начинаем приобретать научные познания, которые подчас расходятся с нашим религиозным воспитанием. К сожалению, мало кто пытается осмыслить это противоречие. И действительно, кто может выкроить свободное время для философствования, когда все обременены работой, семейными заботами и рутиной обыденной жизни? Поэтому вопросы о Боге неизбежно отодвигаются на задний план. Таким образом, большая часть людей во взрослом возрасте твердо убеждена, что Иисус — сын единого Бога, и чаще всего имеет весьма туманное представление о Боге Ветхого Завета. Итак, постулат о едином Боге у нас принимается безоговорочно и укореняется в сознании поколений — в отличие от других стран, где религия, например индуизм, продолжает признавать множество различных богов.