Современные эволюционисты признают

Современные эволюционисты признают, что естественный отбор апробирует лишь те из новых, и в физическом отношении, лучших направлений, которые необходимы для выживания вида. Пример с гепардами и антилопами, который я привел выше, типичен для системы представлений Ричарда Докинса, согласно которой прогресс проистекает из конструктивной борьбы между видами, в условиях критического равновесия между выживанием и исчезновением того или иного вида.

Ричард Докинс иллюстрирует свои рассуждения рассказом о том, как автомобильный магнат Генри Форд велел своим работникам обшарить автомобильные кладбища и отобрать ту деталь «Модели Т», которая окажется неизношенной. Таковой оказалась поворотная цапфа машины, и ее, соответственно, заменили иной конструкцией, которая быстрее изнашивалась. По мнению Докинса, в эволюции на основе естественного отбора заложен подобный принцип. Но имеет смысл процитировать Докинса полностью, так как мы намерены воспользоваться его аргументами против него же:

«Существует вероятность, что тот или иной орган животного окажется слишком совершенным. В этом случае мы можем ожидать, что естественный отбор будет снижать его качества, вплоть до того момента, когда оно окажется на уровне других органов, но не ниже».

В этом-то как раз и обнаруживается слабое место эволюционной теории. Человеческий мозг чрезвычайно эффективен, но средний человек никогда не использует его на полную мощность. Как же Докинс объясняет то, что человеческий мозг создан с таким огромным «запасом качества»? Какие дополнительные возможности выживания давали нашему предку — охотнику — музыкальные и математические способности мозга?