Спустя еще небольшое время,

Предполагается, что приблизительно в это же время здесь была осуществлена перебазировка на новую ось, ориентированную на летнее солнцестояние. В связи с этим непосредственно за оградой был воздвигнут створ из двух камней, а Пяточный камень слегка сдвинули на восток, чтобы он не мешал наблюдениям по линии створа.

Спустя еще небольшое время, примерно в 2255 году до РХ (±6 %) в Стоунхендж снова снова вернули голубовато-серые камни. Один из них, 16-футовый (5,3 м) каменный алтарь, был установлен в центре Стоунхенджа, непосредственно на оси летнего солнцестояния. Затем из глыб голубого песчаника были выстроены два концентрических кольца между Кольцом Сарсенов и кольцом Трилитонов. Наконец, около 2100 года (±8 %) до РХ внутри кольца Трилитонов были установлены в виде подковы еще 19 голубых камней.

После такого взрыва активной деятельности все успокоилось примерно на 500 лет. Затем кое-что добавилось — были вырыты так называемые ямы Y и Z. И наконец, комплекс Стоунхендж был совсем заброшен.

Стоунхендж — это не обычный объект в том отношении, что здесь с самого начала раскопки вели астрономы, а не археологи. Еще в 1740 году Уильям Стакли установил, что центральная ось, проходящая через Алтарь и Пяточный камень, и направленная вдоль Аллеи, ориентирована на точку, совпадающую с положением восходящего солнца в период летнего солнцестояния. Такая ориентация главной оси была подтверждена в 1902 году сэром Норманом Локьером. Затем начались споры о возможности применения Стоунхенджа для других астрономических целей, так как здесь имелось много других непонятных особенностей. В 1963 году было высказано предположение, что Стоунхендж использовался не только для наблюдений за солнцестоянием, но также и для предсказания времени равноденствия. Затем, в 1964 году Сесил Ньюхэм огорошил академический мир утверждением, что Стоунхендж применялся также в качестве лунной обсерватории — такое заключение он сделал, основываясь на прямоугольной форме расположения четырех базовых камней. Его открытия были подтверждены в 1963–1965 годы в ряде работ профессора Джеральда Хокинса, пользовавшегося компьютерным анализом. Хокинс доказал, что Стоунхендж не только был ориентирован на некоторые главные точки цикла движения Луны, но также рассчитан на возможность предсказания лунных затмений. Но это уже было слишком для мира ученых мужей, ведь лунные циклы более сложные, чем солнечные, и было невозможно представить себе, чтобы неолитический человек обладал такими передовыми познаниями в астрономии.