Вряд ли можно сомневаться в том, что Инанна была удручена и опечалена смертью Думузи

Вряд ли можно сомневаться в том, что Инанна была удручена и опечалена смертью Думузи и тем, что ее амбиции в Африке были отвергнуты. Ее должно было утешить, полагает Ситчин, то, что ей была передана власть над новой цивилизацией, возникшей в долине реки Инд (нынешний Пакистан). Эта таинственная цивилизация зародилась вначале, примерно в 2800 году до РХ, в нескольких городах, и к 2500 году была в полном расцвете. Самая поразительная черта этой так называемой хараппской культуры, была ее однородность, проявлявшаяся во всех сторонах жизни — в строительстве, гончарном производстве, в религиозных верованиях. Главные города этой цивилизации Хараппа и Мохенджо-Даро были построены таким образом, что у археологов создавалось впечатление, будто они были заранее полностью спланированы, прежде чем началось их строительство. Интересно, что религиозные верования в Хараппане очень отличались от шумерских и египетских верований, где поклонялись многим богам. Напротив, у населения Хараппана было одно-единственное божество — богиня-женщина (см. рис. 13), изображения которой были поразительно похожи на богиню Инанна.

Однако Инанне вскоре начали надоедать ее новые обязанности, и она вновь обратила внимание на Шумер. Во время одного посещения дома Энки она напоила его и выманила у него некие священные предметы, которые назывались ME. Установить точно, что это были за предметы, не удалось, но благодаря им Инанна обрела большие познания и могущество. В то время, как хараппская цивилизация восстанавливала ущерб, понесенный ею от постоянных наводнений, находившийся под управлением Инанны город Урук разбогател и вырос, а сама Инанна стала верховным божеством.

И вот тогда-то, как говорят древние летописи, Инанна нашла человека, который должен был стать орудием ее амбиций, человека, который построил город Агад, а в дальнейшем основал Аккадскую империю. Этого человека звали Саргон Великий, и археологи установили, что он жил примерно в 2400 году до РХ. Начиналась эра Инанны, и она становилась как в любви, так и в войне более опасна, чем когда бы то ни было.