Второй любопытный факт

Второй любопытный факт — это то, что никто больше из историков, побывавших в Египте с древних времен, никогда не упоминал о фараоне по имени Хуфу, и ни один из них не утверждал, что ему известно имя строителя Великой пирамиды.

Третье подозрительное обстоятельство состоит в том, что хотя Геродот и назвал имена строителей пирамид Гизы, и указал, сколько времени заняло сооружение Великой пирамиды и насыпи вокруг нее, он так и не сумел дать вразумительные объяснения ни того, как была построена пирамида, ни того, зачем она была воздвигнута. Таким образом, он оставил без ответа самые интересные вопросы.

Помимо слов Геродота, имеется лишь одно свидетельство, которое могло бы подтвердить, что Великая пирамида принадлежала Хуфу — рисованный картуш с иероглифическим именем Хуфу, найденный внутри пирамиды британским археологом полковником Говардом Вайзе.

Когда полковник Вайзе прибыл в Египет в 1835 году, версия о том, что Великая пирамида построена Хуфу, уже была широко распространена, хотя прямые доказательства этого полностью отсутствовали. Можно представить себе горькое разочарование Вайзе, когда спустя два года он так и не обнаружил внутри пирамид Гизе никаких надписей, которые могли бы послужить указанием на принадлежность пирамид тому или иному фараону. Подталкиваемый чувством разочарования и своими амбициями, Вайзе прибег тогда к подделке картуша с именем Хуфу и поместил его в самом неудачном месте — в замкнутом пространстве между гигантскими гранитными глыбами над камерой царя в Великой пирамиде. Откуда мы это узнали? Благодаря проведенному значительно позднее — в 1980 году — основательному исследованию Закарии Ситчина. Теперь я резюмирую приведенные Ситчином убедительные доводы.

Как мы можем убедиться в том, что Вайзе действительно совершил подделку? Самое очевидное доказательства тому — ряд ошибок, допущенных в найденных надписях и картушах, исполненных красной краской. Это кажется невероятным, но первые подозрения в мошенничестве возникали уже в 1837 году — вскоре после того, как было сделано это открытие. Вайзе послал копии картушей в Британский музей для подтверждения. Предполагалось, что эксперт музея по иероглифическим надписям Сэмюел Берч подтвердит, что в картуше значится имя «Хуфу». Но Берч выразил ряд сомнений. В частности он отметил, что некоторые иероглифы написаны подозрительно неясно, а другие — совершенно необычны, и никогда раньше (как и в последствии) не употреблялись в Египте. Его удивил также стиль написания иероглифов — такой стиль появился лишь столетия спустя. Написание некоторых знаков напоминало скорее надписи, появившиеся 2 тысячи лет после эпохи Хуфу! Берч обнаружил даже, что в одном месте в картуше вместо числительного было употреблено прилагательное — а это грубая грамматическая ошибка.