Закария Ситчин

Закария Ситчин обратил внимание также еще на два обстоятельства. Во-первых, надписи, найденные Вайзе, были очень большими и грубо исполненными, по сравнению с теми маленькими и аккуратными иероглифами, которыми обычно пользовались египтяне. Во-вторых, что еще более подозрительно, никаких надписей не было найдено на восточных стенах помещения, которое Вайзе взорвал динамитом. Все обстоятельства, раскрытые Ситчином, чрезвычайно компрометируют Вайзе и его верного помощника мистера Хилла. Нетрудно догадаться, какими мотивами руководствовался Вайзе, совершая этот подлог, — он уже израсходовал все свое время и деньги и ничего не нашел, а как он сам писал о себе: «Я, разумеется, хотел сделать какие-нибудь открытия перед возвращением в Англию».

У нас остается лишь две альтернативы: либо надписи были сделаны во время строительства Великой пирамиды безграмотным чернорабочим, который даже точно не знал, какой в Египте правит фараон. Либо все это — результат бесстыдной археологической фальсификации.

После того, как мы доказали, что картуши Хуфу (или, может быть, мы должны сказать картуши Ра-Хуфу?!) — это просто подлог, у нас не остается абсолютно никаких иных свидетельств, кроме слов Геродота, что Великая пирамида связана с фараоном Хуфу. То же самое относится и к двум другим пирамидам, которые принадлежали якобы фараонам Хафре и Менкауру. И в таком случае совсем не удивительно, что свидетельство Ситчина не было гласно опровергнуто египтологами — они просто обходят его молчанием. Кто стал бы их обвинять за это? Если бы они признали, что Великая пирамида не принадлежит Хуфу, они должны были бы признать и то, что сами не знают — кому она принадлежит. Для людей, называющихся специалистами, сделать такое признание нелегко.